Последнее обновление:

В далеком 2014 году на Донбасс приехал никому до этого не известный немецкий журналист Марк Барталмай. Тогда, еще никто не знал о том, что вскоре фильмы журналиста из Германии посмотрят миллионы, а немецкий государственный телеканал ARD выльет тонны грязи и лжи в адрес журналиста. Марк Барталмай стал информационной бомбой замедленного действия, сработавшей в нужное время. В феврале 2017 года в Берлине прошла премьера нового фильма немецкого журналиста «Республика нон-грата», после показа которого на режиссера обрушился новый шквал обвинений и откровенной лжи. И ведь действительно, есть из-за чего. В своих работах Марк действительно показывает немцам правдивую историю о гражданской войне на Донбассе в то время, как немецкие телеканалы врут своим зрителям.

Первый фильм независимого режиссёра из Германии «Украинская агония» посмотрели миллионы людей во всем мире. Документальный фильм о жизни Донбасса вызвал массу различных мнений, слухов и домыслов как в Германии, так и на Украине.

О том, кто же на самом деле Марк Барталмай и почему его фильмы о Донбассе вызывают такой ажиотаж в Германии читайте в эксклюзивном материале achtungpartisanen.ru.

— Здравствуйте, Вадим. Мне известно, что Вы с играли определенную роль в судьбе Марка. Расскажите пожалуйста нашим читателям как вы познакомились, с чего все начиналось? 

— Здравствуйте. С Марком мы познакомились в июне 2014 года. Мне позвонила незнакомая девушка, которая попросила помочь попасть на Донбасс немцу, а после нескольких телефонных разговоров мы договорились о встрече с Марком. Встретились в летнем кафе, пили кофе и обсуждали ситуацию, происходящую на Донбассе, а также проблемы, связанные с освещением этой войны в немецких СМИ. Мне было интересно, чем вызвано желание обычного немецкого бюргера поехать на Донбасс, туда, где уже шла война. Помню, что после первой встречи я долго размышлял, стоит ли ему доверять и заниматься организацией этой поездки, чем это желание может обернуться в будущем. Позже, мы провели множество встреч и телефонных разговоров. Обсуждали все детали первой поездки на Донбасс, вплоть до мелочей.

— Чем именно у вас было вызвано недоверие к Марку, с кем то советовались? Как происходила подготовка и с какими сложностями и трудностями пришлось столкнуться при организации его поездки на Донбасс?

— Нет, не советовался, я лично принимал это решение.  Как я и говорил, изначально мне было сложно поверить в то, что обычный немецкий гражданин хочет поехать на Донбасс и увидеть все своими глазами, чтобы потом об этом честно и правдиво рассказать о войне тут, в Германии. До Марка к нам много раз обращались с подобными предложениями, но я интуитивно чувствовал, что доверять этим людям не стоит. Звонили блогеры, журналисты из различных немецких СМИ, но понимая, что их редакционная политика не позволит просочиться правде о Донбассе в Германию, активных контактов с ними не было. Я знал, что нужно идти на риск, показывать и рассказывать немцам правду, и как выяснилось позже, передо мной был как раз такой человек. Я это понял после единственной фразы Марка — «Я все равно поеду в Донецк». Мне тогда показалось, что Марк Барталмай искренен и честен, а в будущем стало ясно, что интуиция меня не подвела.

Марк готовился, оформлял визу в Россию и технику для съемки, а я занимался организацией его поездки по охваченному войной Донбассу. Встречались вечерами, очень много разговаривали и планировали, а в перерывах учили русский мат (смеется, — примечание AP). Уверен, что теперь Марк в совершенстве его знает.

Особых сложностей при подготовке не возникло. В Донецке тоже готовились и ждали приезда Марка, решали вопрос с его аккредитацией. Больше всего тревожила безопасность, Донецк очень серьезно обстреливали. Поэтому, одна из моих помощниц связалась с Михаилом Полынковым, он помог найти для Марка переводчика из «1 Интербригады Юго-Востока». Ехать на Донбасс без знания русского языка было небезопасно, не смотря на то, что Марк «рвался в бой». Я созвонился с переводчиком «Епифаном», после чего мы совместно планировали поездку. Ребята заранее подготовили для него бронежилет, ведь тогда все понимали, что может случиться что угодно. Одна из первых съемок Марка Барталмая в Донецке подтвердила, что готовились не зря. Ребята тогда попали под серьезный обстрел. Вот эти кадры.

— Когда Марк Барталмай впервые приехал в Донецк, появилось очень много слухов и сплетен. В Интернет вбрасывались якобы разоблачающие статьи и обвинения в адрес немецкого режиссера. С чем Вы это связываете и почему произошла такая реакция на его появление на Донбассе?

— Совершенно верно, различные сплетни и слухи о Марке распространяют и посей день. Как и кто это делает, я знаю, а в Сеть выдают якобы разоблачительные и сенсационные материалы. Скажу так — если не знаешь правды, то без слез на это не взглянешь. Марк Барталмай — это псевдоним, а настоящее имя режиссёра, Мирко Мёбиус. Я это знал, а Марк этого никогда не скрывал как и прежнее место своей работы. Основной упор делался на то, что Марк Барталмай якобы никогда не был журналистом, но это не правда. Горе разоблачители не удосужились узнать о том, что он работал в местной газете Volksstimme и у него, как у журналиста были все необходимые документы. Я их лично отправлял в Донецк для получения аккредитации.

Все обвинения связанные с финансированием его поездок можно сравнить с бредом. Первоначальная поездка оплачивалась Марком лично, а на тот момент он весьма успешно работал в одной из немецких компаний. Он не увольнялся, взял отпуск и поехал на Донбасс. Это уже позже появился финансовый сбор на приобретение оборудования для съемок, а также продолжение его работы в Донецке. Уволился он позже, как я понимаю, именно из-за своей открытой позиции в отношении работы СМИ Германии и освещению событий на Юго-Востоке Украины. Для Германии это обычная практика и неудобных людей увольняют, так-как правду не любят, а она красноречиво показывает то, что немецкие СМИ лгут.

Я уверен, что все, кто занимался и занимается якобы разоблачениями Марка Барталмая, лично с ним не знакомы, а происходит это по стандартной схеме. Агент Путина заслал на Донбасс агента Путина. Вариации агентов Путина различны и меняются в зависимости от автора. Авторов множество, разница между ними только в том, что одни находятся в Германии, а другие на Украине или принадлежат к либеральному числу россиян. Настоящей правды они все равно не знают, но напишут, что это истина в последней инстанции. Я думаю, что чем популярнее становится работа Марка, тем больше фантастической «правды» мы узнаем или услышим.

— Марк Барталмай с вами делился первыми впечатлениями о своих поездках на Донбасс? Как изменилось отношение немцев к войне на Донбассе после того, как немецкий режиссер стал рассказывать им о происходящих событиях?

Несомненно, реакция на поездку была и я о ней знал. В Ростов-на-Дону Марк Барталмай попал 17 июля 2014 года, в тот день в небе над Донбассом был сбит Боинг.
Вместе с «Епифаном» Марк поехал в Донецк, а ту ночь и этот переход я никогда не забуду. Я знал, что ребята переходят границу, связи с ними не было. Когда у нашего немецкого друга появился интернет, мы связались Марком, а его первые слова были — «…. Мы в СБУ». Это я позже понял, что они находятся в бывшем здании СБУ Донецка, а первая моя реакция была такая, что половина жизни пронеслась перед глазами.

Было ранее утро, где-то 3-4 часа по Германии, ребят встретили журналисты из «I-корпуса». Погибший вместе с Андреем Стениным журналист Сергей Кореченков приютил их у себя в кабинете. Днем я услышал от Марка фразу на русском, — «Я люблю Донецк». Это звучало искренне и неподдельно, смешно, конечно. Но это говорил немец, а в тот момент на Донбассе было не до смеха.

Что касается первой поездки, то естественно, появление в Донецке журналиста из Германии вызвало бурю эмоций, как положительных, так и негативных. Марк был первым немцем, кто приехал в Донецк писать, снимать и показывать немцам то, что происходит там на самом деле. Завистники писали о том, что это все делается ради денег. Пропагандисты и откровенные лжецы из немецких СМИ отрицали тот материал, что снимал Марк. В обозримом будущем они еще пожалеют о том, что говорили, писали и якобы снимали сами. Надеюсь, что вы передадите мой «искренний привет» телеканалу ARD, откровенно выворачивающего правду о событиях в ДНР и ЛНР. Самое противное, что помогают им в этом русскоязычные жители России и Германии. Но об этом я расскажу вам как нибудь позже.

Марк Барталмай действительно пытается прорвать информационную блокаду в немецких СМИ и искренне верит в то, что у него это получится. Давление которое оказывалось и оказывается на него сейчас, колоссальное. Он упрямый и не остановится, а я в этом уверен на все 100%. Ну а те, кто думает, что эта работа не нужна и не приносит ничего, заблуждаются. С появлением Марка в Донецке в Германии стало больше людей интересующихся этой войной. Немцам теперь есть, что сравнивать. Я это знаю по реакции людей на события и это видно по их глазам. Одно дело, когда об этой войне на немецком пишут и рассказывают русские, а другое, когда немец. Две абсолютно разные картинки о том, что происходит на Донбассе многих немцев заставили задуматься о том, как им врут их же СМИ. Поиск альтернативной точки зрения на события, заставляет их искать правду, а это дорогого стоит. Ведь чужая война, мало кого интересует, а я могу точно сказать, что Марк Барталмай с этим справляется.

О своем знакомстве с Марком Барталмаем с AP делится непосредственный участник тех событий и руководитель 1 Интербригады Юго-Востока, «Епифан»

С Марком Барталмаем мы познакомились 17 июля 2014 г., когда немецкий журналист впервые прибыл в Ростов-на-Дону с целью сделать несколько репортажей о беженцах из Украины, а затем посетить Донецкую Народную Республику. Марк был первым представителем Запада, с кем удалось так подробно обсудить видение войны на Донбассе из Европы и начать понимать культурные различия, которые мешают нам найти язык с западной аудиторией. Свои материалы Марк старался делать как можно более «человечными»: подробно расспрашивал мнение свидетелей и участников событий на Донбассе, стремился запечатлеть жизнь простого человека на войне.

По договоренности с немцами из «Europeanfront» я должен был сопровождать немецкого журналиста Марка Барталмая. Марк намеревался посетить Донбасс с целью донести правду о происходящем до своих сограждан. Это было первое в своем роде событие, так как до этого ни в Донецкой, ни в Луганской народных республиках не было независимых журналистов «оттуда», кто не был ангажирован и при этом целенаправленно работал на аудиторию Германии.

Свою поездку с Марком мы начали в Российском Донецке. Доставить нас в столицу ДНР брался гуманитарщик с позывным Тройник. «Приключения» начались практически сразу: колонну Тройника долго не пускали на российскую сторону. В итоге он подобрал нас с опозданием в 12 часов.

Пройдя МАПП Изварино глубокой ночью, мы оказались в ЛНР. За несколько дней до нашего приезда украинская сторона подвергла обстрелу РСЗО ряд приграничных районов, многие из которых были обесточены, поэтому граница со стороны ЛНР и многокилометровая очередь транспорта, выстроившаяся для въезда в Россию, почти целиком были погружена во тьму. 17 июля 2014 г. севернее Снежного упал малазийский «Боинг», и активность гражданской авиации в регионе была нулевой. Позже я видел множество беспилотников над ночным Донецком: одновременно в воздухе можно было насчитать до шести огоньков, медленно выписывавших круги над городом; а тогда, у границы, небо над Юго-Востоком было пустым и черным.

Меня, Марка и парнишку, везшего в Славянск коробку Георгиевских крестов, посадили в светлый ВАЗ-2102, и колонна Тройника двинулась на Донецк. Через пару километров нас нагнал джип, и сидящие в нем дали очередь по ходу следования нашей колонны. Это были ополченцы. Колонна остановилась на несколько минут, затем двинулась снова. Маршрут наш проходил через Краснодон, Антрацит, Шахтерск… Колонна двигалась при свете фар, изредка выключая их перед блокпостами ополчения. Надо сказать, что в тот период территория ЛДНР больше походила даже не на лоскутное одеяло, а на сеть с узлами в некоторых населенных пунктах. Поэтому в любой момент на дороге можно было нарваться как на своих, так и на укропов.

После Краснодона все обратили внимание на мелкую пыль, почти туман, сквозь который приходилось пробираться автомобилям. Это был стертый в порошок асфальт! Через некоторое время мы нагнали источник пыли – это была колонна из трех Т-64 ополчения, характерно «облепленных» блоками динамической защиты.

Где-то перед Антрацитом наш автомобиль выявил одну замечательную особенность – он начал периодически глохнуть! Кажется, после проезда Миусинска наша машина почему-то продолжала движение одна и, спустя какое-то время, заглохла безнадежно. Это доставило несколько неприятных минут, пока мы тщетно пытались растолкать ее на протяжении нескольких десятков метров, прямо по середине какой-то спящей деревни.

Так или иначе, но к 6 утра нас с Марком выгрузили прямо у южного крыла здания СБУ в Донецке на улице Щорса. В этом месте проезд был перекрыт бетонными блоками, и поскольку в столь ранний час мы не могли воспользоваться контактами Марка для обустройства на месте, я стал названивать военкору «I-корпуса» Сергею Коренченкову, которого знал еще по Крыму, и которого предупредил о нашем приезде.

Военкоры «I-корпуса» (Сергей и его коллега Андрей Вячайло) как раз располагались в здании СБУ, и первые полдня в Донецке мы провели, обмениваясь новостями и просматривая видеоролики, которые ребята успели отснять, следуя в боевых порядках ополчения во время огневых контактов с ВСУ.

Мы вновь возвращаемся в Германию и продолжаем наше интервью с Вадимом.

— Расскажите, кто такой Марк Барталмай, что им движет? Почему он это делает, ведь он немец и война на Донбассе для него действительно чужая? 

— Я считаю, что Марк, это крупица здравого смысла, а таких людей в Германии не мало, что меня очень радует. В то время, когда Западные политики во всех смертных грехах обвиняют русских, Марк доказывает, что это не так. Он всего лишь говорит, что война с фашизмом, трансформировавшемся на Украину никуда не исчезла. Прежде всего, его фильмы создаются на его собственные и народные деньги, а это значит, что в них нет участия политиков и навязанного мнения из вне. Глупо искать руку Кремля, Путина и в этом его обвинять, так-как это не так. Чтобы это понять, необходимо знать Марка как человека. Конечно, может быть сидя в студии немецкого телеканала виднее, что происходит на Донбассе, но мы же знаем, что это не так. Его фильмы ничего не пропагандируют, он просто рассказывает немцам, что действительно происходит на Донбассе. Барталмай показывает прежде всего жизнь обычных людей во время гражданской войны, делится своими впечатлениями.

Кстати, Вы уже ответили на свой вопрос — он немец, но я уточню, что он Восточный немец, а это значит, что хорошо знакомый с тем, кто такие русские. Марк учил в школе русский язык и знает русский алфавит. Он видел русских, общался сними еще до того, как в немецких и европейских СМИ из нас стали делать мировое зло. Когда мы познакомились, то единственное, о чем я его просил, быть честным по отношению к россиянам, дончанам и луганчанам. А то, что он сдержал свое слово, легко убедиться посмотрев его фильмы. Марк Барталмай прекрасно понимает, что послужило началом войны на Донбассе и кто за этим стоит. Роль Германии в конфликте на Донбассе ему тоже известна. Но прежде всего, он относится к думающим немцам, которые без иллюзий воспринимают то, что сейчас происходит в мире. Марк не остался равнодушным к чужому горю, а просто собрался и приехал на Донбасс.

Чужих войн не бывает, просто одну войну можно не замечать, а другую обсуждать и мусолить каждый день. Например, в Йемене идет война и гибнут люди, а кто об этом пишет в Германии? Никто! А знаете, почему? Там нет русских, а значит, что там не нужно искать руку Кремля и злых русских. Вот если бы Россия принимала там военное участие, как в Сирии, то уверен, что немецкие СМИ обсуждали бы эту тему. Прежде всего, война на Донбассе удобна для обсуждения в немецких СМИ, так-как реализуется несколько информационных задач. Первая: — отвлекается внимания немцев на участие Германии в вооруженном перевороте на Украине, а второе: — можно показать злых русских варваров в выгодном Западу свете. Марк Барталмай это видит, понимает и делает правильную оценку.

Прифронтовой Донецк – Республика нон грата (русский трейлер)

— Фильмы Марка Барталмая подвергают критике, а как Вы сами относитесь к его работам? Есть что критиковать?

— На мой взгляд, любая критика необходима и это естественная реакция на любой творческий процесс. Марк делает то, что считает нужным, а если его работы критикуют, значит их смотрят. Почему смотрят? Потому что боятся. Не смотря на то, что Марк многую информацию фильтрует, а к какой-то относится наивно. Это свойственно немцам и это нормально.
Я не режиссер и мне сложно критиковать то, что снимает Марк. В чем-то я с ним согласен, а в чем-то нет. Гражданская война на Донбассе идет три года, а за это время произошло множество событий. Марк к этой войне относится также как и три года назад, наивно веря в то, что видит, но не вникая во внутренний политический процесс. Даже если он видит не стыковки.

— Поясните, какие именно не стыковки?

Я хочу сказать, что Марк снимает только то, что интересно прежде всего немецкому зрителю. Если бы он вникал в происходящие политические процессы внутри Республик, то его фильмы выглядели бы иначе. Не думаю, что он этого не видит. Со стороны многие вещи в его работах выглядят как ванильный роман, хотя действительная картина отличается от того, что он снимает. Зная Барталмая лично, я не думаю, что он наивен, но я также понимаю почему это происходит. За это его можно и нужно критиковать, но и понять, тоже можно. Свои фильмы он снимает  прежде всего для немцев и со своей работой справляется на все 100%.

— Вы знаете, что на Марка после выхода его второго фильма посыпался шквал обвинений в Германии? Идет настоящая травля. 

Да, конечно я знаю об этом и если честно, горжусь тем, что это происходит. Это лишний раз подчеркивает всю важность и необходимость работы Марка Барталмая на Донбассе. Откровенную истерию и травлю Марка после выхода в свет его нового фильма ……. организовал государственный телеканал ARD. Это вполне ожидаемо и меня это нисколько не удивляет, ведь на ARD работают самые, что ни на есть «настоящие журналисты». Которые кроме того, как действовать таким образом ни на что не способны. Марк Барталмай своими фильмами разоблачает и отрицает ложь, которая три года льется неиссякаемым потоком на немецких телезрителей. Они сами показывают то, что в конечном итоге им не верят. Число немцев, которые относятся к ним как к лжецам только растет, а ажиотаж который они сами раздувают нам только на руку.

Когда-то я предупреждал одну из редакторов телеканала ARD, что за свою слепость и ложь им придется отвечать перед своим зрителем. Донбасс не прощает, надеюсь она вспомнит мои слова и русский язык она еще не забыла. Считайте, что я уже сдержал свое слово, а самое интересное «правдивых журналистов» из ARD ждет впереди.

— В сети вновь распространяются различные слухи. Самые нелепые — Марк Барталмай сотрудник одной из спецслужб Германии. Как Вам?

Что касается того, что Барталмай сотрудник немецких спецслужб отвечу коротко — бред. А люди, которые это начинают мусолить и обсуждать, не здоровы психически. Немецкие спецслужбы действительно проявляли и проявлябют свои интересы и к нашей организации и к событиям на Донбассе. Но работают они намного иначе и Марк Барталмай к ним не имеет никакого отношения. Я как нибудь обязательно с вами поделюсь информацией о том, как именно и зачем работают эти специалисты, в том числе и на Донбассе. А про Марка, это конечно бред, распространяемый нездоровыми личностями.

— В заключении, мне бы хотелось поблагодарить Вас за интересное и подробное интервью.

Беседовала Варвара К.

Украинская агония — скрытая война (Официальная полная версия фильма от Марка Барталмая)