в , , , ,

Обозреватель Daily Mail заступилась за жертв теракта в Санкт-Петербурге

14 погибших и 50 раненых в результате взрыва бомбы в метро Санкт-Петербурга. Так скажите мне, где проявление солидарности для российских жертв, спрашивает Кэти Хопкинс. Сколько общественных зданий будет освещено российским флагом? Сколько людей изменили свои профили в социальных сетях в поддержку жертв? Сколько знаменитостей пришло, чтобы засунуть лицо в розовое сияние общего неповиновения? Обозреватель Дейли Мейл (Daily Mail) Кэти Хопкинс удивилась тому, чему мы уже не удивляемся – реакции либералов на гибель людей в петербургском теракте… Надевая маечки “ЖеСуиЕбдо”, неся цветочки к посольству Великобритании, либералы  плевать хотели на жертвы в своей стране. Сострадание им незнакомо, только если для дела, напоказ, для   европейцев – ву компронэ, так сказать. Мы то к их шелудивости привыкли, а вот британская колумнистка обратила внимание…

Обозреватель Daily Mail заступилась за жертв теракта в Санкт-Петербурге

Почему либералы больше заботились о четырех убитых в Лондоне, чем о 14 погибших в Санкт-Петербурге? Или они так ненавидят Путина, что русские не имеют значения?

Так скажите мне, где демонстрация солидарности российским жертвам? Сколько общественных зданий будет освещено российским флагом? Сколько людей изменило свои профили в социальных сетях в знак поддержки жертв? Сколько звезд выразили поддержку пострадавшим?

Едва ли на это есть ответ. Не появлялась Джоан Роулинг. И не слова от Гари Линекера.

Они опустили головы, предпочитая не смотреть. Кажется приемлемым воображать, что плохие вещи случаются с плохими людьми. Если вы согласитесь с тем, что Путин – монстр, то при прочих равных условиях он несет ответственность за разрушения в своей стране. Упуская из виду тела, разбросанные по платформе.

Быстро определив причину атаки, корреспондент Би-Би-Си во время прямой трансляции с места событий предположил, что взрыв может быть своего рода попыткой отвлечь от проблем Путинской коррупции.

CNN заявили, что «возможно, это была инсценировка Путина». Это прежде, чем даже сами русские назвали его тем, что это было: террористическим актом.

New York Post заявил, что взрыв может стать для Путина предлогом для «расправы с некоторыми группами». Sky News присоединились к потасовке, их дипломатичный редактор сказал, что взрыв в Санкт-Петербурге может быть использован для оправдания любых дальнейших ограничений в отношении протестующих против Путина.

Между тем, председатель Фонда прав человека и критик Путина Гарри Каспаров заявил в своем твиттере, что «Неизвестные террористы’ в очередной раз удачно вписались в политическую повестку российского диктатора». Каспаров призвал людей не путать симпатию к жертвам нападения с «симпатией к путинскому режиму». Он сказал то же самое Сети Новостей Клинтон (так журналистка Dailymail называет CNN ).

Сообщение левых ясно: не показывайте сочувствия.

Это будет интерпретировано «маленькими людьми» (сторонниками Brexit и Трампа) как сочувствие российскому режиму.

Итак, это история, которую вам продают. Совсем другое повествование встречалось после последней террористической атаки в Лондоне. После Вестминстера мы «были едины», не были «запуганы» и «продолжали жить дальше».

Наши руководители говорили о храбрости жертв, о быстром реагировании аварийных служб; Мы слышали слова семей погибших, которые не питали обиды в отношении нападавшего.

Эйфелева башня погрузилась во тьму. Меркель сказала, что она проявляет солидарность с Британией. Хэштег #prayforLondon и #WeStandUnited стали актуальны по всему миру. Это наш шаблон реакции на террор, к которому нас побуждают приспосабливаться, когда нам нужно успокоиться.

Но теперь ясно, что он не универсален. Он не распространяется на всех. Он не распространяется на Путинскую Россию. Либералы не могут сквозь чудовищ в их головах увидеть окровавленные лица и тела людей в поезде. Человеческую боль. Мать, которая погибла, защищая свою дочь. Дочь, кричащую «мама» в темноте и хаосе.

Общепризнанное мнение, что Путин виноват в избрании Трампа, настолько сильно, и ход мыслей уже настолько неизменен, что все либеральные обезьяны ослеплены и не видят семьдесят тел нашпигованных гвоздями.

Это запутанная и трудная проблема для либералов, смертельная тишина наступающая, когда две главные либеральные идеи сталкиваются и начинают противоречить друг-другу: «мы едины выражая сострадание» и «никакого сострадания Путинскому режиму». Такой диссонанс вызывает у них немоту.

Если инициировать шаблон ответа на террор, люди воспринят это нападение в Санкт-Петербурге, как террористический акт.

Но если мы отведём глаза в сторону, претворяясь, что мы чем-то очень заняты смотря в свой смартфон, то тогда люди решат что за всё в ответе Путин.

То же самое было при сокрытии массового сексуального насилия в новогоднюю ночь в Кельне. Столкновение между общепринятым взглядом на иммиграцию и важность прав женщин, лишило либералов дара речи. Они не могли сказать правду, потому что тогда это бы противоречило общепринятому мнению о том, что миграция это благо.

Не слышу зла.

А сейчас, либералы не могут проявить сочувствие к убитым женщинам, детям или мужчинам, так как это будет противоречить выбранной линии, обвиняющей во всём Путина.

Если бы это нападение идентифицировали как террор, то нам пришлось бы сплотиться, развернуть хэштеги, зажечь свечи, ответить стандартным шаблоном на террор и успокоить себя.

Но ведь намного лучше создать еще один вариант событий, еще один пример, соответствующий либеральному мировоззрению.

Не вижу зла.

Если атака это спланированный акт Путина – оружие, заказанное самим монстром, то демонстранты против коррупции становятся настоящими жертвами. Их голоса усиливаются. Путин еще более жесток, чем прежде.

Тогда лидеры других стран могут продолжать вести себя как прежде. Могут послать короткое письмо соболезнования народу России. Меркель может сосредоточиться на своих собственных выборах. Повернуться спиной к тем, кто старается показать, что они не согласны с президентом России.

Не говорю зла.

Только Трамп позвонил выразить поддержку. И только Тель-Авив осветил мэрию цветами российского флага. Слава Богу, за порядочность этих двух лидеров – тех, для кого угроза, исходящая от исламского экстремизма особенно актуальна.

Но, может быть, благодаря этой атаке, что-то хорошее случится с Матушкой Россией. Потому что, в отличие от наших жалких лидеров, у Путина хватает здравого смысла, и он действует. Путин, Трамп и Нетаньяху. Единственные лидеры, которые видят реальную угрозу, с которой столкнулся Запад.

Я не выношу наш слабый ответ на террор в Европе. Зажжённые свечи. Женщины мусульманки, держащиеся за руки стоящие на мосту. Стандартный сценарий.

Но если это общепринятый ответ либералов на такие события, то, безусловно, он должен применяться одинаково ко всем.

Я задам вам вопрос. Действительно либералы против террора? Или они выбирают, кому из жертв выражать сочувствие?

Действительно ли их сила в единстве? Или они вместе, чтобы вещать о том, что Путин это монстр?

И не заставляет ли Вас всё это задуматься о том, на чьей они стороне?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Андрей Никитин – Еще одна “жертва теракта” в Санкт-Петербурге

Они любили, мечтали, спешили… Истории людей погибших в результате теракта в вагоне метро Санкт-Петербурга…

Читайте также:  Кириченко: "«Уфа» хорошо обороняется"
Андрей Никитин

Андрей Никитин – Еще одна “жертва теракта” в Санкт-Петербурге

В жилом доме в Санкт-Петербурге прогремел взрыв (обновляется)