264
С мая 1944 года мой дед, Казанцев Григорий Васильевич, был переведен на 3 Белорусский Фронт в качестве начальника артснабжения полка. Не знаю, что тому способствовало. Было ли это повышением или последствием ранений и контузии. Но именно в качествеподающегоснаряды артиллериибогу войны, а не командующего подразделением пехоты, дед участвовал во взятии Кёнигсберга. Солдата Красной Армии принято изображать образцом дисциплины, отваги и политической идейности. Однако же советские солдаты были живыми людьми, со своими слабостями, привязанностями и увлечениями. Отнюдь нетерминаторамиикиборгами“. Ктото находил отдушину в музыке, ктото в шнапсе, мой дед интересовался охотой.

Собственно история случилась, когда Кёнигсберг был уже  взят. Часть расположилась в пригороде, рядом с лесом, солдаты получили небольшую передышку, приводили себя в порядок, ждали приказа и скучали. И вот в один из таких скучных дней сослуживец деда предложил сходить на охоту. Только охота предполагалась не нафрицев“, не наязыков“, а такая настоящая охота на кабана. Товарищ шел подлеском и наткнулся на следы. Перспектива вырисовывалась интересная. Разнообразие как в строевой так и в кухоннополевой жизни полка. Снабжать так снабжать и не только боеприпасами.

Группа советских военнослужащих, числом  5 человек, включая моего деда, вооружилась и отправилась в лес на охоту. Казалось бы ничего не предвещало, зверя выследили, обложили по всем правилам, открыли стрельбу…. И случилось непредвиденное. На защиту собрата по виду из овражка поднялось стадо диких кабанов, свыше 20 голов. Голодные, растревоженные многодневной канонадой животные пошли в лобовую атаку, не обращая никакого внимания на стрельбу, “свиньей“. Ситуация сложилась комичная и печальная одновременно: боевые офицеры, побывавшие в стольких переделках, имели все шансы пасть не в бою смертью храбрых, а от клыков и копыт, пусть и немецких, но всего лишь кабанов. Офицеры, не сговариваясь, решили, что пасть в неравном бою с разъяренными кабанами, им не очень хочется и дали деру. Кабаны, ринулись следом, буквально наступая на пяткиТак что, невезучим охотникам пришлось карабкаться на деревья, да повыше. Вот там, на деревьях под Кёнигсбергом, красноармейцы и провели гдето около 4 незабываемых часов. Они сидели, а кабаны держали осаду, самые активные велиинженерные работыподкапывая корнилесной крепости“. Потом както стадо подустало, немного успокоилось и отбыло восвояси. А спустя какоето время, отбыли и советские офицеры, от греха подальше. Больше желающих сходить на охоту не было. После взятия Кёнигсберга, полк перекинули на Забайкальский фронт и войну дед закончил в Японии, а не в Берлине. Но это уже совсем другая история.

Автор: Ольга Казанцева