По поводу вчерашнего прорыва ВСУ под Дебальцево. Весьма показательна роль добровольческих формирований, которую им отвел режим. Роль эта – провокация их руками и их утилизация, то есть геройская гибель (ай как жалко, Петр Алексеич очень соболезнують) на острие атаки.

Итак, что произошло.

 

Ранним утром 29 июня части ВСУ предприняли попытку прорыва позиций ВСН в районе так называемой Светлодарской дуги – полукруга, выдвинутого в сторону от Светлодарска и водохранилища Углегорской ТЭЦ в сторону Дебальцево. Это крайняя позиция, на которой прошлой зимой замкнулся «дебальцевский котел». С того времени позиции ВСУ оставались выдвинутыми по направлению к Дебальцево, а на подступах к Светлодарску был построен целый укрепрайон. Украинская сторона сознательно удерживала столь странную конфигурацию линии фронта почти полтора года, мотивируя это обороной стратегического бахмутского направления и «парированием» возможности для ВСН создать на этом участке фронта новый котел.

Вооруженные силы Новороссии (ВСН) в чистом поле с редкими высотами постоянного фронта не держали. Основная линия обороны проходит непосредственно у Дебальцево, чего, кстати, требовали и минские соглашения в части отвода тяжелых вооружений от линии соприкосновения. Позиции ВСН находятся на восточном фасе дуги у поселка Санжаровка, в центре – у села Логвиново, а на западном фасе – у Лозового. Между позициями ВСН и ВСУ лежит 4-5-километровая «серая зона», и особой активности на этом участке фронта за все время «минского перемирия» не наблюдалось.

В наступлении с украинской стороны на первом этапе участвовали две ротные группы 54-й отдельной механизированной бригады и ротная группа 59-й мотопехотной бригады. 54-я омбр – подразделение новое, сколоченное из остатков 30-й и 24-й омехбр, перемолотых в 2014 и 2015 годах. В качестве усиления в ее состав был введен и так называемый 25-й отдельный батальон, бывший тербат «Киевская Русь», то есть, по сути дела, ДУК «Правый сектор». Его использовали для разведки и «первой линии», и именно в нем воевал известный украинский оперный певец Василий Спивак (позывной «Миф»), погибший, судя по всему, в первом же столкновении с ВСН у села Нижняя Лозовая недалеко от Логвиново. Та же история с 59-й омбр, также собранной из остатков трех «старых» «разноплеменных» батальонов, включая винницкий тербат, усиленный танковой группой. При этом обе бригады длительное время провели на отдыхе в тылу, где их сопровождали скандалы разной степени тяжести, включая воровство боеприпасов и самоподрывы танков.

О том, что две новые бригады были переведены на Светлодарскую дугу, и в Донецке, и в Луганске знали (восточный фас дуги – зона ответственности ЛНР). Разведка отслеживала даже передислокацию штаба 54-й бригады из тылового Артемовска в Светлодарск – поближе к линии соприкосновения. Тем удивительнее, что аж на пяти направлениях одновременно украинские ротные группы застали части ВСН врасплох.

Блокпост 7-й отдельной мотострелковой бригады 1-го корпуса ВСН у села Нижняя Лозовая был с ходу сбит атакой 25-го батальона («Киевская Русь»). Но позиции ВСН непосредственно у Логвиново, атакованные ротными группами 54-й омехбр, устояли. По сути дела, это те самые позиции, на которых остановилось наступление ВСН при окружении «дебальцевского котла». После нескольких часов ожесточенных боев атака ВСУ захлебнулась, и примерно в 12.00 из Светлодарска поступил приказ отступить на прежние позиции.

Те самые 4–5 километров, которые украинские войска заняли за это время, – это «серая зона», поля и степь. Удержать ее они не смогли и отошли обратно к укрепрайону Светлодарска. В Логвиново при этом никто не заходил, как и в другие населенные пункты, но до 14.00 распространялись панические слухи чуть ли не о продвижении ВСУ непосредственно к Дебальцево.

На фасах дуги все складывалось куда более неприятно. На востоке ВСУ попробовали обойти Санжаровку с юга и окружить ее. Там им удалось несколько подвинуть позиции ВСУ, и на некоторое время действительно появилась угроза окружения Санжаровки. Одновременно ротные группы 59-й бригады смогли занять высоты 216 и 220 – так называемые «Грящевые ставки» в 2,5 километрах от Углегорска на западном фасе дуги. Таким образом, к середине дня стало ясно, что целью наступления ВСУ было вклиниться в оборону ВСН на трех направлениях, отрезав Углегорск от Дебальцево на западе и Санжаровку от Дебальцево на востоке, оставив Логвиново в окружении по центру. Брать в лоб не только крупные населенные пункты, но даже относительно крупные села типа Санжаровки и Логвиново ВСУ не рисковали, а вот идея «нарезать» фронт узкими полосками показалась им привлекательной. Если смотреть шире, в перспективе Киев вполне мог думать о том, чтобы отрезать Углегорск и от Енакиево с Горловкой.

Стоит отметить, что ВСН пришлось для купирования атаки перебрасывать весомый резерв, а именно ОМБ “Сомали”, который при поддержке танков смог отбить атаку ВСУ. Резервы ВСУ в Артемовске не сдвинулись с места, оставаясь на укрепленных позициях. Понятно, что это делалось с целью спровоцировать ВСН на контр-атаку и бой на выгодном для ВСУ месте, но роль наступавших частей добробатов в этой операции была не более чем приманка.