«Сирийский экспресс» – как снабжается российская группировка в Сирии

222

СИРИЯ, новости 3 октября 2018. «Сирийский экспресс» – как снабжается российская группировка в Сирии. Майор Артём Иванов в числе других специалистов обеспечил бесперебойное функционирование маршрута снабжения российской группировки в Сирии.

«Сирийский экспресс» – так кратко и ёмко прозвали западные военные аналитики линию транспортного снабжения, организованную российским Минобороны с началом операции наших ВКС в Сирии. Между тем он стал крупнейшим в новейшей истории Вооружённых Сил России логистическим «трансфером», когда в районы расположения войск различными видами транспорта ежедневно перебрасывалось до 2 тысяч тонн грузов. Обеспечить устойчивое функционирование всего этого многосложного механизма, наладить его бесперебойную работу, действуя при этом не просто вдали от дома, в нетипичных природных условиях, но ещё и в обстановке реальных боевых действий, – за это стоит благодарить специалистов самых разных подразделений, служб, отраслей.

«Сирийский экспресс» – как снабжается российская группировка в Сирии
Майор Артём ИВАНОВ. Фото Надежды Тихомировой.

Майору Артёму Иванову, заместителю начальника организационно-аналитического отдела 100-й Военной автомобильной инспекции, «путёвка» в Сирию выпала аккурат под Новый год. И как тут было не предаться самоиронии, назвав предстоящую командировку очередным «везением». Дело в том, что точно такие же длительные выезды (два в Абхазию и один в Южную Осетию, каждый по три месяца) по воле обстоятельств тоже попадали у него на новогодние праздники. Ну как тут не поверить в дежавю…

Но на этом ироничный настрой завершился. Отдание поручений по основной должности, короткие сборы, оформление необходимых документов и – в путь.

Правда, до прибытия в Хмеймим офицеру вместе с группой сотрудников военной полиции, направляемых в Сирию на замену сослуживцев, пришлось сделать почти двухнедельную остановку во Владикавказе. Здесь, на базе учебного центра военной полиции, все военнослужащие, направляемые в командировку в САР по линии ГУВП Минобороны России, проходят обязательный курс подготовки. Осваиваемые дисциплины – тактика, огневая, инженерное дело.

Упор в программе обучения делается на сирийский опыт, примеры из практики применения подразделений военной полиции в этом районе. Артём Иванов наравне со всеми отстрелял положенные упражнения на стрельбище (любимое оружие, как он признаётся, – пистолет ПМ, из которого он уверенно «выбивает» максимально высокие очки на всех тренировках), выполнил метание гранат, ознакомился с противоминной практикой.

Отступая, стоит заранее сказать, что навыки мастерского владения огнестрельным оружием офицеру в период его пребывания в Сирии, к счастью, не пригодились. Его почти четырёхмесячная командировка обошлась без перестрелок и прочих остросюжетных приключений. Специфика службы оказалась в ином – как говорится, у каждого своя работа. Но в том, что майор Иванов и его коллеги из российской Военной автомобильной инспекции выполнили её блестяще, нет никаких сомнений.

Маршруты боевого обеспечения

Тартус – второй по величине после Латакии сирийский портовый город, административный центр одноимённой провинции. С начала 1970-х годов здесь на постоянной основе размещается наша военная база, предназначенная для обеспечения действий флотской группировки в Средиземном море. В конце минувшего года вступило в законную силу соглашение между РФ и Сирией о значительном расширении ранее существовавшего пункта материально-технического обеспечения в Тартусе, а также о предоставлении российскому ВМФ полноценного права захода своих военных кораблей в территориальное море, внутренние воды и порты республики.

На пункте в Тартусе специалистам ВАИ приходилось досматривать в день до двухсот машин, принимать и отправлять на маршруты по две-три колонны

Водительский состав российских воинских колонн, выходя в рейсы, в обязательном порядке облачался в бронежилеты, рядом на сиденье находился автомат.

«Сирийский экспресс» – как снабжается российская группировка в Сирии
Водительский состав российских воинских колонн, выходя в рейсы, в обязательном порядке облачался в бронежилеты, рядом на сиденье находился автомат.

Именно эта точка, Тартус, стала конечным пунктом маршрута через два моря (Чёрное и Средиземное) на линии знаменитого «сирийского экспресса» – из России к берегам САР. Именно сюда прибывали (и продолжают прибывать) транспорты с так необходимыми грузами для обеспечения действий нашей воинской группировки – начиная от средств поражения, которыми российские лётчики уничтожали с воздуха объекты террористов, и заканчивая грузами бытового назначения: продуктами, топливом, вещевым имуществом. Подчеркнём, что сегодня сюда приходят и грузы, предназначенные для оказания практического содействия в восстановлении Сирии после завершения активной фазы боевых действий – гуманитарная помощь, лекарства, стройматериалы. Значение этой портовой территории лишь возрастает.
Естественно, что обеспечение жизнедеятельности пункта МТО было организовано нашими военными по всем действующим нормативам и правилам. В том числе и во всём, что касается организации движения на дорогах, связывающих порт с населёнными пунктами республики. За это в период своей командировки и отвечал майор Артём Иванов, будучи назначенным начальником отделения ВАИ Оперативной группы «Тартус».

Без ссылок на обстоятельства

Алгоритмы работы для офицера, направленного для руководства на своём участке организацией контрольных, надзорных и разрешительных функций в области обеспечения безопасности дорожного движения, оказались понятными. Всё-таки пять лет службы в Военной автоинспекции это не пять дней. Однако без особенностей не обошлось. Главной из них оказалась даже не относительная близость к районам боевых действий. Как признаётся Артём Игоревич, как раз это обстоятельство напоминало о себе не слишком назойливо: террористы, к счастью, обошли своим «вниманием» эту сирийскую провинцию, активных боёв здесь не наблюдалось, нет вооружённых вылазок и сегодня.

В несении службы автоинспекторам во многом помогает современное техническое оснащение

Однако сложностей хватало, и наиболее болезненной из них оказался интенсивный трафик, который пришлось контролировать сотрудникам ВАИ. Контролировать по всем направлениям, начиная, естественно, с соблюдения водителями правил и мер безопасности и заканчивая проверкой технического состояния машин, назначаемых в рейс.

– Технически неисправные транспортные средства не должны были выходить на маршрут, иначе последствия могли быть тяжёлыми, – отмечает офицер. – Особый акцент был сделан на соблюдении правил перевозки личного состава и опасных грузов, в том числе авиационных средств поражения. Требования по перевозке такого имущества, исходя из классов опасности, соблюдались без каких-либо ссылок на обстоятельства.

Что такое остановиться колонне где-нибудь на простреливаемом участке местности, любому, кто прошёл через военные конфликты последних десятилетий, напоминать не надо. Горные серпантины Афганистана, разбитые дороги в пригородах Грозного, заметаемые песком скоростные сирийские трассы… Опасность могла таиться повсюду. Для того чтобы не позволить противнику нанести удар по обездвиженной колонне, спровоцировать опасный инцидент, и были необходимы детальные проверки, которые проводили инспекторы ВАИ.

Доводилось инспектировать российскому офицеру и сирийский транспорт. Дело в том, что из Тартуса формировались и отправлялись автоколонны, в том числе и из машин с местными номерами. Тут, конечно, работы было куда больше, признаёт майор Иванов.

Водители-сирийцы порой относились к техническому состоянию своих машин несерьёзно, снисходительно закрывали глаза на отдельные недостатки. Подтекающие трубопроводы, заедающие узлы, а самое проблемное – покрышки с критически изношенным протектором: на всё это российским инспекторам ВАИ приходилось указывать сирийским специалистам. Указывать в буквальном смысле – имеющийся запас арабских слов дополнялся доступным повсеместно языком жестов. В большинстве случаев к нашим советам прислушивались, устраняли недостатки. Правда, не так оперативно, как хотелось бы, отмечает военный автоинспектор, но выводы всё же делали, рекомендации воспринимали как надо.

Внимание к деталям

За время выполнения майором Ивановым задач в составе подразделения военных автоинспекторов по его вине, по вине его сослуживцев не было допущено ни единого срыва выхода воинских колонн, ни одного происшествия на дорогах. «Сирийский экспресс», как известно, не дал сбоя ни на день, ни на час. Чем это достигалось? Постоянным контролем, личным участием во всех процедурах, установленных регламентом, вниманием к деталям.

А ведь, как вспоминает майор Иванов, специалистам ВАИ приходилось досматривать в день до двухсот машин, принимать и отправлять на маршрут по две-три колонны. Если отвести на каждый автомобиль хотя бы минимальные пять-десять минут – загруженным получался весь день без остатка. К тому же, помимо проверки документации и технического состояния транспорта, нужно было хотя бы кратко инструктировать водителей, дать необходимые указания, организовать движение потоков. Время ведь не ждёт. «Сирийский экспресс» – тоже.

О том, что командировка проходит в особом районе, Артёму Иванову напомнила первая же встреча с автомобилем, пришедшим не из Хмеймима, куда обычно следовало большинство наших колонн, а из другой провинции, той, где линия соприкосновения с боевиками была ближе. Простреленное лобовое стекло, пробитый осколками миномётных мин капот. Война – не прогулка, что тут скажешь…

Водительский состав российских воинских колонн, выходя в рейсы, в обязательном порядке облачался в бронежилеты, рядом на сиденье находился автомат, неизменный спутник в дороге.

В подобной экипировке несли службу и сами инспекторы ВАИ, выполняя задачи на площадке сосредоточения колонн в том же Тартусе. По большому счёту этих специалистов отличить от других, было можно разве что по знаку на груди да обязательному атрибуту – полосатому жезлу. При себе в обязательном порядке находились штатное оружие, комплект боеприпасов, средства индивидуальной защиты.
Не менее серьёзно, несмотря на удаление от районов реального противостояния с террористами, была организована в Тартусе и служба на контрольно-пропускных пунктах, вспоминает майор Артём Иванов.

Дежурным по КПП офицер ВАИ заступал регулярно, так как ответственность за объект несла военная полиция, а Военная автоинспекция, как известно, составная часть этой структуры. Каждый КПП мог при необходимости превратиться в мини-цитадель – с долговременными огневыми точками, с секторами обстрела, с защищёнными позициями. В случае атаки боевиков продержаться до подхода основных сил позволял находящийся здесь внушительный арсенал оружия, в том числе противотанковые средства. Они появились в наборе вооружения наших постов с той поры, как в Сирии заявили о себе пресловутые «шахид-мобили»: машины, снаряжённые для самоподрыва и управляемые водителями-смертниками.

По словам наших военных, все сценарии по отражению атак террористов спрогнозированы: большинство из них отрабатывается в ходе регулярных практических тренировок и занятий. Кстати, как вспоминает майор Иванов, подобные учения выступали ещё и в качестве психологического фактора: потенциальные злоумышленники должны были видеть, что к встрече с ними наши военные готовы, что незваных гостей они «примут» как положено – огнём, без растерянности и паники.

Без малого четыре месяца – с декабря 2017 года по конец марта 2018-го – провёл офицер в этом районе. Ещё до прибытия туда задумал он хотя бы раз полюбоваться прибрежными пейзажами Средиземноморья. В итоге это толком так и не получилось. Не до этого было. В перечне задач офицера также находились дежурства на пункте управления оперативной группы в качестве представителя военной комендатуры, несение службы в патруле, проверка дежурных смен на постах. «Где-то посмотреть на всё критически, где-то подбодрить, вводную объявить, сымитировать сигнал боевой готовности. Словом, проверить, как личный состав действует при нападении противника – воздушного, наземного, – отмечает Артём.

– С учётом особенностей пункта базирования внимание уделялось также возможному отражению нападения с моря».

«Сирийский экспресс» – как снабжается российская группировка в Сирии
Пункт назначения – Тартус.

Координация движения воинских колонн, контроль за эксплуатацией транспорта. В какой-то степени эти рутинные процедуры можно было считать «альфой и омегой» работы наших военных автоинспекторов в Сирии. Но это слова. Практикой же стала ежедневная круговерть: принять колонну, пришедшую за грузом, оказать содействие в погрузке, обеспечить своевременный выход в пункт назначения. И всё это – в жёстком графике, ведь движение транспорта регулировалось с привязкой к световому дню. Не успели выдвинуться в срок – оставайтесь ночевать в Тартусе.

Таков порядок, и он продиктован мерами безопасности. Хотя движение колонн и контролировалось сирийской службой «мухабарат», чьи оснащённые пулемётными установками пикапы сопровождали наши колонны на всём пути следования, лучше было не рисковать. Для водителей в комендатуре оперативной группы были специально зарезервированы спальные места – есть где и переночевать, и перекусить, и за сохранностью оружия проследить.

Особый акцент был сделан на соблюдении правил перевозки личного состава
и опасных грузов, в том числе авиационных средств поражения.

При этом задач у специалистов ВАИ в такой ситуации только прибавлялось. Технику, загруженную, но не успевшую покинуть территорию базы, нужно было рассредоточить, укрыть от сторонних взглядов. Это ноу-хау, подсказанное, к слову, майором Ивановым, было продиктовано всё той же заботой о безопасности. Как людей, так и техники с грузом.

Нельзя не отметить, что в несении службы автоинспекторам помогает современное техническое оснащение. Так, в Сирии прошёл практическую апробацию пункт контроля ВАИ – продукт одного из российских предприятий. Этот мобильный контейнер, доступный для транспортировки автомобильным, железнодорожным, водным и воздушным транспортом (в том числе на внешней подвеске вертолёта), укомплектован современными приборами для несения дорожно-патрульной службы, регистрации прохождения колонн, организации движения на дорогах и колонных путях. Здесь имеется автоматизированное рабочее место для подготовки документов.

Важно и то, что, помимо чисто рабочих функций, контейнер приспособлен для проживания личного состава, как минимум двух человек. Размещение вполне комфортное – имеются спальные места, умывальник, биотуалет, холодильник, микроволновая печь (система энергоснабжения входит в состав комплекта оборудования). Что важно в условиях Сирии: пункт контроля можно эксплуатировать даже в условиях высоких температур, вплоть до 50 градусов.

Конечно, в Московском гарнизоне, где теперь несёт службу майор Артём Иванов, такие контейнеры – не самая востребованная вещь. Служба в столице организована в ином режиме, хотя её суть всё та же – обеспечение безопасного, безаварийного движение военного автотранспорта по дорогам. В этом году 100-я ВАИ, где служит офицер, отмечает своё 60-летие. И все эти годы инспекция отвечает за массу мероприятий, проводимых в главном гарнизоне страны. Из них самым знаковым, пожалуй, можно считать военный парад на Красной площади, когда к выполнению задач привлекаются все до единого военные автоинспекторы – без оглядок на занимаемые должности и звания.

Сегодня Артём Игоревич, проходят службу в составе столичной ВАИ, занимается планированием мероприятий, фактически исполняет функции начальника штаба. Должность эта, безусловно, хлопотная, ответственная. Но и доверена она ответственному офицеру, получившему вдобавок ко всему опыт выполнения задач в особом районе.

Дмитрий СЕМЁНОВ, «Красная звезда»

Фото Олега ГРОЗНОГО.