Россия понесла новые потери в Сирии — боевики ИГ сбили российский вертолет Ми-25

818

Последнее обновление:

Россия понесла новые потери в Сирии — боевики запрещенной в РФ группировки «ИГ сбили российский вертолет, Ми-25, участвовавший в операции против террористов ИГИЛ. Два российских пилота погибли.

В Сирии российский контингент понес боевые потери. Под Пальмирой сбит вертолет Ми-25 с двумя летчиками-инструкторами на борту: оба погибли. Группировка ИГ опубликовала видео падения машины. По данным российского военного источника, исламисты сбили вертолет из противотанкового ракетного комплекса TOW американского производства.

«Экипаж получил запрос от сирийского командования группировки на огневое поражение наступающих боевиков. Командир экипажа Ряфагать Хабибуллин принял решение атаковать террористов. Грамотными действиями российского экипажа наступление террористов было сорвано. Израсходовав боекомплект, при развороте на обратный курс огнем с земли вертолет был подбит террористами и упал в районе, подконтрольном сирийской правительственной армии», – сообщает источник в Министерстве обороны.

Трагедия произошла восточнее Пальмиры. Российский вертолет Ми-25 (экспортная версия Ми-24), который пилотировали летчики Ряфагать Хабибуллин и Евгений Долгин, совершал проверочный полет. В это время позиции сирийских войск атаковали отряды ИГ.

Один из летчиков относится к числу элиты российской авиации. Полковник Ряфагать Хабибуллин родился в 1965 году в селе Вязовый Гай Старокулаткинского района Ульяновской области. По отзывам знающих его людей, он с детства стремился стать летчиком, однако сразу же после школы осуществить это намерение не смог: не прошел в училище по состоянию здоровья. После прохождения срочной службы в мотострелковой части он все-таки поступил в Сызранское высшее военно-авиационное училище. Война в Сирии для Хабибуллина – пятая. В 1992 году он служил в зоне осетино-ингушского конфликта, потом – в Абхазии, во время боевых действий 1992–1993 годов.

Принимал участие в Первой и Второй чеченской войне. Там, в Чечне, в 1994 году Хабибуллин получил тяжелое ранение и восемь месяцев провел в госпиталях. В августе 2008 года он принимал участие в операции в Южной Осетии. В августе 2009 года, после создания Буденновской авиационной базы первой категории, Хабибуллин стал заместителем командира по летной подготовке. За свою жизнь он получил много боевых наград. В их числе – орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, два ордена Мужества, орден «За военные заслуги». «Он был замечательным человеком и примерным семьянином», – сказал журналистам заместитель главы Старокулаткинского района Менир Бяширов. У Хабибуллина остались мать и два брата.

О напарнике Хабибуллина известно не так много. 24-летний лейтенант Евгений Долгин – уроженец Саратова. Окончил, как и Хабибуллин, Сызранское высшее авиационное училище. Как сообщает саратовское издание «Взгляд-инфо», свою профессию Долгин выбрал, можно сказать, по наследству. Его отец Виктор Долгин – военный летчик, воевавший в Чечне. В августе 2015 года Евгений женился. Родные и знакомые характеризуют его как «простого и честного парня».

Как передает «Интерфакс», Ми-25 был сбит выстрелом из американского противотанкового комплекса TOW. Вертолет получил попадание в хвостовую балку. То, что данное оружие оказалось в руках ИГИЛ, не является неожиданностью.

На видеозаписи видно, как Ми-25 наносит ракетные удары по террористам, действующим под Пальмирой, в ходе боя вертолет обстреливают с земли. Один из снарядов попадает в цель, вертолет падает и взрывается. При этом, по данным информированных источников, боевики использовали американский тяжелый противотанковый ракетный комплекс TOW.

Сирия, 8 июля, на востоке от Пальмиры был сбит российский вертолет Ми-25 ВКС РФ в Сирии. Погиб экипаж вертолета: полковник Ряфагать Хабибуллин и лётчик-оператор Евгений Долгин из Острова Псковской области.

Евгений Сатановский: российский востоковед и экономист. Один из ведущих экспертов в области политики Израиля, стран Ближнего и Среднего Востока.

«Идет война, и в этой связи делать какие-то предположения, как именно российская армия будет действовать, — было бы в высшей степени нелогично. Чего ради высказывать какую-то точку зрения по поводу событий, которые еще не произошли, чтобы те, кто воюет против российских ВКС, прочли этот материал и приготовились к российским действиям? Например, вывели своих террористов из-под удара? Я считаю это в высшей мере безответственным. Военные действия означают, что вы даете своей армии воевать, а какие-то комментарии делаете по результатам того, что видите, а не кукарекаете на каждом заборе, лишь бы только заполнить собой информационное пространство. Для меня гораздо важнее, чтобы наша армия нанесла ответный удар там, где это надо, и с той результативностью, с которой ей это надо», — отметил востоковед.

По словам Евгения Сатановского, сравнения этого инцидента с историей со сбитым ВВС Турции российским Су-24, являются некорректными.

«История с самолетом, сбитым Турцией, — это отнюдь не то же самое. В данном случае это как с девственностью — ее теряешь один раз. Всё остальное — уже не настолько сюрпризно, — образно высказался эксперт. — После того, как у нас был сбит самолет Су-24 и расстрелян летчик, никаких иллюзий в отношении того, что представляет собой Турция, не осталось. В том числе контрабанда и легендированная или открытая передача противотанковых и противовоздушных ракет через турецкую и через иорданскую границу больше не является для нас сюрпризом. Я понимаю, что каждый раз хочется изыскать какие-нибудь новые последствия такого же масштаба. Но в данном случае это не так. Это просто война».

Что касается того, насколько может затянуться борьба в Сирии против «Исламского государства», президент Института Ближнего Востока высказался достаточно пессимистично.

«Задача уничтожения «Исламского государства» — это как задача, чтобы вообще везде прекратились автомобильные аварии. Вы не можете добиться такой цели. Так и здесь: нужно стараться минимизировать влияние террористов, ликвидировать большинство из этих террористов, кого только сможете. Но надо понимать, что это как раковая болезнь. Она дает метастазы. Ставить здесь какие-то сроки чрезвычайно неумно. Это всё равно, как ставить ГАИ сроки для полного прекращения автокатастроф», — отметил востоковед.

«В какой момент вы сможете сказать, что на планете выполнены все десять заповедей? Особенно это касается седьмой, в которой что-то насчет прелюбодеяния? Ни в какой. Так вот, к сожалению, борьба с терроризмом — это всё равно как стремление выполнить все десять заповедей или остановить рост количества авиа- и автокатастроф. Вот, например, замечательная игрушка Организации Объединенных Наций — остановить выброс окиси углерода в атмосферу. Под это уничтожаются целые отрасли, а потом чихнет какой-нибудь вулкан, — и всё. Это же вещи абсолютно непредсказуемые. Можно ли ставить цель, чтобы прекратилась преступность? — Бессмысленно. Снизить — да, добиться сокращения тяжких преступлений — да, но просто, чтобы исчезла, — нет. Также и с терроризмом», — резюмировал Евгений Сатановский.

Семьи погибших в Сирии российских летчиков получат по 5,8 млн рублей. Помимо 2,3 млн рублей, страховщик уполномочен производить выплаты единовременных пособий на случай смерти военнослужащего или признания его негодным к военной службе

Семьям погибших российских летчиков-инструкторов Ряфагатя Хабибулина и Евгения Долгина, вертолет которых был сбит в Сирии, будет выплачено по 5,8 млн рублей. Выплаты будут произведены в течение одного — двух дней после получения страховой компанией всех необходимых документов, говорится в пресс-релизе «Согаза».